BASH! Online

BASH! 

Интересное 

 Всякое 

 Вступление   Рассказки   История обновлений 
 Кто такой BASH!   Ссылки   Гостевая книга 
 Что люблю, что не люблю   ЛингвоBASH!   Как со мной связаться 
 Мой фотоальбом   Моя музыка   Благодарности 
 Моя биография 
 Мои Друзья 
 Мои баннеры 

Ночь в камере, или
Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать...

Музыка - вечна. Это - факт неоспоримый, не требующий доказательств. Музыку любят слушать все. Правда, у каждого свой вкус, что совершенно естественно. Есть очень экзотические музыкальные жанры, которые нравятся ограниченному кругу посвященных, есть модные жанры, есть классика, попса, рок, хип-хоп (некоторые и это считают музыкой) и т.д. и т.п. А есть еще так называемая уличная музыка. Жанр, появившийся Бог знает когда, преобразующийся постоянно в соответствии с временем, модой и техническими достижениями.

Кто не гулял по Крещатику в выходные дни, не знает. Кто гулял - неоднократно видел и слышал многочисленные группы и группки, расположившиеся на бордюре проезжей части, закрытой для движения транспорта. Кто во что горазд: кто просто с гитарой поет (или думает, что поет), кто ставит серьезную ударную установку и издает африканские ритмы. Есть любители играть под "минусовую" фонограмму - на флейте, скрипке, ксилофоне. Но все-таки самый популярный способ самовыражения выглядит достаточно стандартно: стоит "мартышка" (колонка, совмещенная с усилителем), на ней сидит человек с электрогитарой, и чего-то поет в микрофон. Критерием качества исполнения является количество слушателей. Чем их больше - тем лучше поют-играют.

Есть у меня знакомые, и очень хорошие знакомые, и друзья в этой среде. Да и сам я некоторое время назад "прибился" к такой группе. Со своей скрипкой. Как отметили сторонние наблюдатели, с появлением живой скрипки песни, исполняемые Витей, Тимом, Лешей, Сашей, стали "живее", теплее. Представь себе, старая добрая песня "Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант". Звучит душевная мелодия. Проникновенные слова. Пронзительный смысл. И тихонько, ненавязчиво, на фоне, мягко вибрирует звук скрипки. Мурашки по коже гарантируются.

Что, нравится идиллия? Мне тоже. А вот киевскому градоначальнику - не нравится. И поэтому 29 июня 2000 года VII сесия Киевского горсовета приняла историческое решение за номером 225/946, о том, что издавать звуки на Крещатике "низзя". Они, конечно, думали, что имели в виду громкие звуки. Но, судя по тексту этого постановления, который я таки прочитал, звуки вообще нельзя издавать. Никакие. Потому что там украинским по белому написано, что уровень звука во время массовых мероприятий, проводимых в дни государственных праздников на Майдане независимости и на Крещатике, не должен превышать... 55 децибелл. Им, видимо, не с кем было посоветоваться. Не нашлось никакого завалящего акустика или звукотехника, объяснившего бы бедолагам, что обычный уровень шума обычной ненапряженной улицы составляет уж никак не меньше 70 дБ. Если вся толпа, гуляющая по Крещатику, будет просто разговаривать шепотом, и то порлучится значительно больше 55...

Ну да ладно, что там говорить о децибеллах. В этом же постановлении есть пункт, в явном виде запрещающий "самовольные выступления с включением громкоговорителей" (перевод на русский язык мой, в оригинале, цитирую, "самовільні виступи з включенням гучномовців"). Вот так. Нельзя и все. И лотерейщикам, даже государственным, нельзя в микрофон зазывать клиентов.

Но все равно играют. Все равно включают. Все равно зазывают. Почему? Потому что это востребовано. Играет музыкант - его слушают. Монетки и бумажки кидают. Лотерейные билеты покупают. Все довольны. Пардон, не все. Недовольны те, которым нужно выполнять план по хулиганам. А лучше по злостным хулиганам. Вот и оказываются хулиганами музыканты и, простите, "ссыкуны". Те, которые не нашли туалет. А попробуй найти туалет на Крещатике вечером. А еще лучше - во время массовых гуляний, найдя туалет, попробуй зайти в него, минуя часовую очередь. Впрочем, туалетная тема - это отдельный пласт, это мы обсудим в другой раз.

Вот теперь я подошел к тому, чтобы рассказать, как становятся злостными хулиганами. Совсем свежая история, непосредственным участником которой я оказался.

Воскресенье, приблизительно полдевятого вечера. Отличная погода. Играем. Витя, с электрогитарой, сидит на "мартышке", поет. Рядом тусуюсь я, подыгриваю. Недалеко отдыхает Тим, с кем-то общается. Подходит наряд милиции - сержант М.Полищук и второй, неизвестный. В новенькой форме. Излагают нам (вежливо и спокойно) о содержании упомянутого постановления, и говорят, мол, сделайте тише, и в десять часов сворачивайтесь. Ок, говорим мы, вопросов нет. Делаем тише, играем дальше.

Проходит минут пять, тот же наряд возвращается и уже достаточно раздраженно говорит, что мы не сделали тише, так что выключайтесь ребята. С нашей доблестной, которая, по идее, нас бережет, особо не поспоришь. Извиняемся перед слушателями, выключаемся. При этом мне, который в этот вечер "гучномовець" не использовал, то есть играл без микрофона и какого-либо звукоснимателя, отдельно говорится о том, что я могу продолжать играть, мне это не запрещено. Ну а толку? Я зачехляюсь. Но перед этим вдогонку уходящему наряду звучит "а-капелла" музыкальная фраза "наша служба и опасна и трудна". Публика реагирует восторженно.

Витя расстроен. Пьет вторую бутылку гадости под названием "безалкогольное пиво" (если кто со мной не согласен по поводу гадости - прошу прощения, это как на мой вкус). Предлагаю Вите, мол, я иду за пивом, давай и тебе возьму. Витя отказывается, на что я решаю все-таки купить две бутылки. Откажется окончательно - сам выпью.

Вот пока я ходил за пивом, события как раз и стали развиваться полным ходом. С двумя бутылками пива в левой руке пересекаю Крещатик, подходя к месту нашей дислокации. Вижу, как Витя явно в повышенных тонах разговаривает с двумя дядьками в штатской одежде. Чувствую что-то неладное и на всякий случай набираю мобильный Тима.

Тут сделаю некоторое отвлечение. Обрати внимание на то, что мобильные телефоны есть у Тима, у Вити, у меня. Нам нет необходимости зарабатывать деньги уличной музыкой. Я этот период прошел десять лет назад. А Тим - вообще настолько непростой парень, что его всюду сопровождает охранник. К чему я это? Да к тому, что игра на Крещатике - она для нас не для того чтобы зарабатывать эти, как говорил один персонаж Макса Фрая, кругляшки, то есть деньги. Конечно, прикольно таскать в кармане килограмм мелочи, и расплачиваться ею за пиво. Но разве это доход? Игра на Крещатике - это удовольствие, тщеславие, уход от ежедневной суеты, игра - она просто в кайф.

Продолжаю дальше. Набираю я, стало быть, Тима - занято. Набираю еще раз, одновременно иду в сторону Вити. Когда я подхожу к нему, с трубкой у уха, один из дядек в штатском вдруг хватает меня за руку с зажатой в ней мобилкой, и начинает ее выкручивать с криками "я тебе, бл@#ь, покажу как в моем присутствии звонить по мобилке". Одновременно я от него же получаю пару тумаков в живот. Какова может быть моя реакция? Естественно, я пытаюсь спросить, кто он такой, и по какой, собственно, причине у меня отнимают недешевое имущество. К моей чести нужно отметить, что мобилка таки осталась у меня. Я же при этом оказался в цепких руках невесть откуда взявшихся ребят "не в штатском". А, забыл еще сказать, что в тот момент, когда я подошел к Вите, но еще не был схвачен за руку дядькой, Витя сунул мне в руку свою мобилку.

Ну, когда тебя под руку ведут двое милиционеров - тут вести себя следует адекватно. Не пререкаться. Не дергаться. Ни в коем случае не сопротивляться или выдираться. Ибо такие действия квалифицируются как сопротивление работнику милиции при исполнении им служебных обязанностей. Я, зная это, так и делал, то есть не дергался, не сопротивлялся, не пререкался и не вырывался. Так мы дружненько и спокойно дошли до Старокиевского РУГУ г.Киева (идти метров сто). Мы - это несколько милиционеров, сопровождавших меня, Витю и некоего Гарика, который обычно тусуется рядом, когда мы играем. Дядек в штатском и след простыл.

Забегая вперед, скажу, что началось все с того, что Тим увидел, как все тот же дядька (это я рассказываю со слов Тима, сам не видел, за пивом ходил) пытается вырвать провод, подключенный к электропитанию в ближайшем киоске со словами "вот повырываю им все с потрохами, пусть они за мной побегают потом". Слова эти дядька говорил, не видя Тима. Тим, опять таки видящий, что некий гражданин без опознавательных знаков портит его имущество, попытался это самое имущество спасти путем наступания ногой на шнур. В результате легкого "перетягивания каната" шнур все-таки оказался у Тима в руках, отчего настроение дядьки испортилось окончательно и Тима за это немножко "повозили" по асфальту, вырвав ему клок волос и порвав куртку. Тиму как-то удалось от них отделаться, так что ему, слава Богу, не пришлось провести ночь в камере.

Охранник Тима, Вася, в это время был метрах в ста от места событий, выполняя какое-то поручение шефа. Будучи вызван на подмогу, он немедленно прибыл, и, показав все тому же дядьке серьезное удостоверение охранной фирмы, поинтересовался что происходит. Дядька мягко взял его за рукав, подвел к милиционеру и сказал - этого тоже забирай. Васю и забрали. Уже в отделении, когда его спросили, есть ли у него оружие, Вася честно сказал, что есть и выложил револьвер (законный, зарегистрированный, с разрешением) на стол. Позже милиционеры говорили, что какой-то мэн размахивал пистолетом и корочкой СБУ, угрожая всех перестрелять. Это не так. Совсем наоборот. Пресловутый дядька в моем присутствии кричал, что нужно нас всех перестрелять.

Пора уже, наверное, сказать, кто же собственно этот дядька. Чуть позже я узнал, что это - собственной персоной заместитель начальника Старокиевского РУ ГУ МВД Украины в городе Киеве полковник милиции Николай Сергеевич Бондарчук (для справки - все описываемые события происходили в Старокиевском районе).

Понятное дело, что Николай Сергеевич был при исполнении, и поэтому нам и инкриминировали сопротивление работнику милиции. Но позвольте! У него что, на лбу написано, что он замначальника РОВД? Он что, представился? Он предъявил какие-либо документы? Утверждаю однозначно, что нет. Поэтому на основании всех норм юриспруденции я имел дело с частным лицом, которое без всякого повода напало на меня, два раза ударило в живот и попыталось ограбить. Кроме того, от этого лица разило хорошей дозой далеко не лимонада.

Но вернемся к непосредственным событиям. Обычно вместе с нами играет и поет некто Леша по кличке Сквозняк. Очень известный на Крещатике музыкант, с хорошим вкусом, прекрасным голосом. В это время Леша давал интервью корреспонденту журнала "Одноклассник" Александру. Когда все произошло с Тимом, Витей, Гариком, Васей и мной, Леша заметил, что остались бесхозными наши вещи, в частности моя скрипка и сумка, в которой были все мои документы. В общем, когда мы уже были в отделении, в сопровождении милиционеров появился Леша, нагруженный "мартышкой", скрипкой, сумкой и штативом для микрофона. "Под раздачу" попал и Саша, который журналист.

В общем, нас шестерых задержали и предъявили обвинение по статье 185 какого-то там кодекса, сняли с нас отпечатки пальцев, все ценные предметы, ремни, шнурки, часы, очки и т.п. и "упаковали" в самую настоящую камеру, в которой мы провели всю ночь, правда с перерывом. В районе 6 утра нас на "бобике" свозили на медицинское освидетельствование на предмет содержания алкоголя в крови. В моей крови алкоголя обнаружено не было.

А утром, точнее уже днем в понедельник был суд. Точнее считается что это был суд. На самом деле, когда меня вызвали в "зал заседаний", больше похожий на кабинет, я там увидел трех человек - судью Ивана Николаевича Волыка, адвоката, срочно вызванного Тимом, и еще какого-то молодого человека, видимо секретаря. В дверях стоял бравый сержант, дежуривший возле нас всю ночь.

Судья, в достаточно оскорбительной для меня манере, сказал, чтоб я отошел от него подальше, чтоб я на него блох не напустил, и приступил к "суду". Спросив мои анкетные данные, он продемонстрировал мне свидетельские показания некоего Владимира Г., в которых утверждается, что оный свидетель, проходя мимо по Крещатику, заметил как группа музыкантов чуть-ли не сражается с бравыми милиционерами, и, якобы, один из музыкантов представился при этом (!) как я, то есть громко произнес мои фамилию, имя и отчество. А также, что я отказывался садится в патрульную машину. Очень смешно. Напоминаю, что в отделение я пришел своими двумя ногами. И представь себе, как бы это выглядело, чтобы я громко на всю улицу орал, как меня зовут. И смех и грех.

Я резонно заметил, что все это чистой воды неправда, и у меня есть свидетели, которых я требую пригласить. Иван Николаевич на это ответил, что тогда будет десять суток. После чего отрезал: "Назначаю наказание в виде административного ареста на одни сутки по факту отбытия. И выметайся отсюда бегом". По-русски это означает, что судья просто узаконил мое пребывание в камере.

В общем, получается так. Господин полковник Бондарчук заботится о том, чтобы у людей не воровали вещи из карманов и сумок. Мол, вокруг вас собирается толпа, что создает благоприятные условия для карманников. Ну так давайте закроем метро и отменим вообще все массовые гуляния и праздники.

А господину судье неприятно меня созерцать и нюхать. Можно подумать, что я мог в камере принять душ и переодеться в смокинг. Честное слово, такого "судью" я никогда не назову "Ваша честь". Велика честь.

Что еще можно сказать? На поверку выяснилось, что мы, обычные нормальные рядовые граждане никак не защищены от произвола некоторых милицейских начальников, жаждущих проявить рвение и устроить образцово-показательную акцию. Не секрет, что Старокиевскому отделению милиции осталось жить считанные дни (Старокивского района де-юре уже не существует). А насиженное местечко ох как не хочется оставлять. Вот и выкаблучивается г-н Бондарчук, показывая, как он нужен на своем месте... И при этом из-за одного, мягко говоря, нехорошего человека испорчены нервы как минимум трем десяткам людей. Делай выводы.

P.S. Все события, мной здесь описанные, не вымышлены. Все имена и фамилии истинны, никаких совпадений нет. Все эмоции, мной высказанные, - это мои эмоции.

Вверх



А ты не забыл оставить запись в Гостевой Книге?


Copyright © Andy BASH!, 1998-2001

Дата последнего обновления этой страницы:
2 января 2002 г.